Рецензии на альбомы

Рецензии на концерты

Интервью

Печатные издания

Телерадио

Прочее



Обновления



Вход

Регистрация

Пользователи

Текущий пользователь

Sufferer
Палач

Vicious Crusade
Theodore's Song

Znich
Вечная далеч

Shitfun
Necroclitoral Spermoclimax Zombie

Dying Rose
Diada



GRENOUER vs. БЕЛАЯ РУСЬ
Брест
09.09.02

Индеец: "Просто волшебное, таинственное название для страны!" - скажешь и тут же рассмеешься, будто Русь звучит менее таинственно. Белая в данном случае - чистая, народу повезло оказаться в стороне от узкоглазого ига, получается, что они отчасти ближе нашим собственным предкам, нежели мы сами. Так туманно и претенциозно я зачинаю повествовать о недавней поездке, отдавая себе отчет в том, что толком не завершу начатое, скомкаю и смажу.

Первое мое знакомство с Белой Русью состоялось в солнечно-новогоднем детстве, мне было пять, в Пермь пожаловали дядя, папин брат, и его сын, мой двоюродный брат, о существовании которых я, признаться, и не подозревал. В детстве легко принимаешь новое, тем более если это новое подкреплено подарками и вкусными штуками "с Москвы" - гости были очень милы, единственное, хотелось чтобы вновь обретенный братишка был чуточку помладше… не в два с половиной раза старше, как это было на самом деле, по-настоящему с ним было не поиграть в игрушки, не посражаться на саблях... Сергей (безусловно, не Сережа) на долгие годы (а все помнят, как долго тянется время в детстве) стал для меня эталоном серьезности и собранности. "Мам, у него голос сиплый потому что прибаливает?" - "Нет, Сережа почти взрослый, и потому его голос тоже почти взрослый". "Будешь себя хорошо вести, будешь, как Сережа", - пытался было поучать дед. Да, конечно же, в этом случае надо себя хорошо вести, только… порой такой соблазн вести себя плохо.

До самой Беларуси мне довелось добраться подростком. Летний Минск отличался чистотой улиц, да духота одинакова во всех городах, и крупицу спасенья приносил только киоск с квасом, ведь мне непременно доставался кружечный бонус к трехлитровой банке. В тот раз я позволил себе две кружки, от которых в глазах слегка зарябило. Юным все нипочем, расстегнув верхнюю пуговицу, легким галопом я посеменил к белой пятиэтажке. Звонок, дверь открывает военный форме, которого я далеко не сразу узнаю. Смущение, оторопь, радость и объятия. Все просто, к моменту нашего приезда двоюродного брата дома не было, как и положено по уставу, он отдавал долг Родине. Дембель подоспел своевременно! Оказалось, что Серега вовсе не соответствует эталону сурьезности, наоборот, с чувством юмора у него презамечательно, словом, как это здорово - старший двоюродный брат. В дальнейшем я был чрезвычайно счастлив всем нашим пересеченьям, благо, их оказалось не так мало. В последний раз встреча получилась настолько эпизодичной, что на щеках мгновенно вспыхивает румянец стыда, и да прощен я буду.

В моей жизни уже был случай с посещением Минска и без посещения родственников, в рамках турпоездки девятым классом в дни зимних каникул. Это игнорирование мне казалось простительным хотя бы в силу многообразия сюжетов, начиная вспышкой романс-истории (пускай и не моей, зато лучшего друга) и заканчивая воспеванием-распеванием Bon Jovi на кровати перед ошалевшими сверстниками, а два года спустя союзная республика обратилась в суверенное государство.

Совсем другая Беларусь нагрянула в мою жизнь вместе с флайерами, что густо наполняли конверты андеграундной переписки - зины, дистро, продакшны, компиляции, наконец, группы, среди которых и гомельские боги. "Фантики" безумно много для всех значили, и самое удивительное, что значат до сих пор; я проводил за письменным столом все свободное и несвободное время, и жутко был этому рад. А уж позитивная в целом оценка нашего творчества, которое до этого было обхаяно на арийской студии, впервые позволила хоть кем-то и чем-то себя возомнить. Впрочем, мы оставались все теми же, еще не выездной группой, и тем более читать отчеты о белорусских концертах, куда медленно но верно начали нагрянывать фирмачи-экстремальщики, было сродни студенческому замедлению шага у закусочной.

В какой-то мере наша долгожданная гастроль в Брест/Минск была спуском с небес на землю. Конечно же, к осени 2002 года мы уже и не витали в облаках, более того, числили себя вполне искушенной группой. Так что получить добрую затрещину никогда не помешает. Продолжать работать и еще разработать над собой никому никогда не мешало.

Все стало возможным благодаря электронному коннекту с двумя людьми - Жене Бересневичу из Бреста и Роману "Мейдену" из Минска. С Женей меня довольно быстро связала крепкая дружба, хотя законнектился я с ним случайно-ненавязчивым образом. После почти полугода ежедневного обмена мылами выяснилось, что Женя по большому счету проживает не в Бресте, а в Вене. Вернее, в Бресте он как раз проживает, а в Вене учится. Изначально я связывался с ним как с представителем значка "Moral Insanity" на предмет всевозможной реализации и ре-реализации наших опусов, и семена упали на плодотворную почву - ждем-с бэстовую сплитовую кассету GRENOUER/T.H.R.O.N. от "Moral Insanity". Но постепенно непосредственно реализация отошла на второй план, обеим сторонам стало любопытнее межличностное общения, и хотя эта связь стала давать сбои в аспекте регулярности, внутренний диалог между нами не умолкает. Между прочим, живая встреча не особенно много добавила к нашему знанию друг о друге, да и околоконцертная ситуация - не лучшее время для каких-то там откровений. Думаю, что у нас еще все впереди, во всяком случае, нет горестных предзнаменований.

Вероятность для GRENOUER добраться до Бреста, хотя бы даже для презентации кассеты, всегда оставалась вполне высокой, но именно Роман обратил вероятность в факт. Дело в том, что у Жени подоспел более вкусный проект, имя которому PUNGENT STENCH, проект настолько крупный, что места там для пермяков не вполне находилось. Роман, наоборот, на свой страх и риск нацелился на GRENOUER как на звезд российского death metal. В результате наше выступление в заветном городе Минск всего на два дня предваряло выступление австрияков. Волей-неволей родилось решение объедения антрепренеров, от которого мы получали в свой актив не один, а два белорусских города, и самое изысканное - свой разогрев перед австрийцами. Что и сыграло с нами злую шутку. Быть может, ограничившись одним концертом в Минске, но в качестве "звезд российского death metal" мы бы заработали больше очков. Правда, жалеть о брестской части совершенно не приходится, это признают и самые скептики в наших рядах. Да и потом, если бы да кабы…

Ариман: О посещении нашей маленькой, но очень гордой европейской державы пермской группой я узнал примерно за месяц до концертов. Ну, приедут... Ну схожу и посмотрю, само собой. Избалованному журналисту такой концерт деликатесом не представляется, чего скрывать, но интерес есть. О том, что выступления GRENOUER пройдут в рамках тура PUNGENT STENCH, все услышали позже. Итак жду. Что представляют собой австрийцы знаю, а вот о русских знаю намного меньше, даже странное чувство какое-то на душе повисло. Помню только, что слышал их одну кассетку, которая весьма понравилась. За несколько дней до их приезда было решено посмотреть оба белорусских концерта, то есть первым на очереди стоял Брест. Заранее договорившись о встрече с брестскими друзьями: Женей, Сергеем, музыкантами GATEWARD (в первую очередь Стасом) и KNUCKLEDUSTER я направил свое бренное тело на вокзал, уже просчитав, что попаду в один поезд с пермяками.

Индеец: Мы сидим с Вероникой, заняв места в "Беларуськой чугунке", времени без пяти восемь, поезд отправляется ровно в восемь, а ребят как ни бывало. Конечно, здоровская перспектива - около 16-ти часов пути вдвоем на семиместной территории, но шибко неохота краснеть в Бресте, и потом - не факт, что оболтусам хватит средств наскрести на новые билеты. Оболтусы - это наш расширенный состав - минус Лялин, плюс Костя, Слава "Попов", Мотор, Коля Кекс и старая больная обезьяна Модя. Пятерка чудаков приехала в Москву из деревни, по привычке оперируя небольшими расстояниями. "Алё! - трезвонил я им от бруттобоя Антония, - вы где, черт вас дери?!". "На Арбате. Коле кланяется царь." "Срочный подрыв, пребольшая маза опоздать!" "Спокойно, все просчитано." Нам даже довелось увидеться с беззаботной компашей - на противоположных троллейбусных остановках у Семеновской. Только мы уже рвали когти, а ребята крутили пальцем у виска: "Экие торопыги!". Кто оказался прав, догадаться просто.

Ну, где же они, без трех, без двух восемь. Ровно без одной по перрону пробегает кепка "адидас", летит себе дальше в западном направлении. Отсчет вагонов в обратном направлении запыхавшиеся очи не воспринимают. Вероника не может спокойно смотреть на безобразие, бежит к дверям: "Мотор!". Саня слышит, секунду соображает и ныряет внутрь. Состав набирает обороты, с разных сторон -- кто с хвоста состава, кто с головной части - сползаются гастролеры. Я зол, чертовски зол, испарина еще не выветрилась со лба. Сотоварищи кумекают, что лучшая защита - это нападение, и сами же вешают на меня венок из отборных ругательств, наездов и лапши. Но сердиться на чудаков продолжительное время категорически невозможно. Разговор налаживается, потом уплетение пищи, потом, наверное, какая-то выпивка, в употреблении которой я не участвую, потому что итак опьянен.

Ночью мы дрыхнем с Вероникой на одной полке, поочередно просыпаясь и вырывая друг у друга по клоку волос. Снов не видим, реальность лучше сна, впереди продолжение лета, мы захотели его продолжить и продолжили.

Часов шесть утра, минуем Минск. Любая порядочная стоянка на ж/д должна сопровождаться приобретением съестного или выпивного. Я да Костя выкарабкиваемся наружу и сталкиваемся нос к носу с Ариманом. О том, что это Ариман, мы, конечно, не ведаем. Человек в черной майке с вышивкой VENOM сонно улыбается и лезет в наш вагон. А четыре шлепанца ковыляют к торговой точке.

"Чего возьмем - Спрайт или Буратино?". "Фанту. Нормально, оранжевого цвета". "Будьте добры… эээээ…". Тысяча сто пятьдесят! Рублей. Безумие. У окошка вырос еще один пассажир, заказал жвачку и лихо расплатился пачкой денег. Каких-то маленьких, похожих на фантики. На нас с Костей обрушился икринок водопад - ха-ха-ха, это ненашенские рубли! Вечерний ответ проводницы: "Чай - сто пятьдесят рублей" показался нам презабавной шуткой, а шутки, оказывается, в сторону! Корчась и содрогаясь в конвульсиях, мы вползли в отъезжающий вагон будить наших.

Ариман: Слишком раннее, немного прохладное утро. Сегодня в Бресте концерт, после которого нельзя будет избежать разгульной ночи в клубе. На перроне минского вокзала пустынно, видно несколько тинэйджеров велосипелистов и двое волосатых, по виду никак не похожих на дэз-металюг... Или все-таки похожих? Напьемся - разберемся, благо запас пива есть. Сажусь в почти пустой вагон, слушаю музыку, пью пиво, поглядываю на достаточно большую компанию, в которую и вхожи эти двое волосатых. Не, это точно не GRENOUER... Девушка какая-то, плюс еще 6 человек - такое стадо больше походит на собрание готов или поклонников фолк-метала, хех.

Индеец: Попутчик оказался человеком очень смирным. Тихо улыбался, в ушах наушники, с интересом поглядывал в нашу сторону. Слава был отправлен в разведку в тамбур, когда Ариман вышел покурить. Произошло это уже неблизко от Минска. "Антон, зам редактора журнала "М", экс-"Легион", - хорошая рекомендация? Конечно же, он направлялся в Брест на PUNGENT STENCH! Разговор продолжился - о Беларуси, о тяжелом быте, о белорусских рублях. "Кстати, недавно была деноминация…" Гиканья, пожалуй, не вполне были уместны, можно подумать, сами давно мы расплачивались шестизначными цифрами за хлеб/колбасу.

Ариман: Меня терзают смутные сомненья... После часа дороги, с верхней полки выпадает полноватый пассажир в майке DIMMU BORGIR. Не к добру это, ох не к добру. Понимая, что я ошибся в своих предположениях решаю пойти на контакт с иноземной расой - кто бы мог подумать во что он выльется! Группа GRENOUER ехала в сопровождении двух концертно-выездных звукорежисеров и подруги фронтмена, Вероники, что лично меня удивило - в такой дальний путь и такой компанией! (Поразительный факт - Вероника, самая настощая Скво самого всамделишного Индейца, проживает на расстоянии в полторы тысячи километров от Андрея! Удивительные и внушающие уважение чувства...) С другой стороны, мне пришлось позавидовать, ибо люди проехали две тысячи километров в компании, а я еду 350 километров один, не найдя попутчика. Знакомство прошло легко, народ интересовался жизнью в стране, состоянием метал-индустрии, вообще всем, что интересовало. До Бреста долетели незаметно.

Индеец: Брест скоро. Пора собираться, прятать толстовки на дно сумок, погода здесь замечательная. "Смотрите, красные яблоки на ветках!", "Еще пойдем купаться!" (и правда ведь пошли). Модя нахлобучил шорты, темные очки, закинул на плечо гитару-запаску. Ветеран тяжелого рока был готов к бою, а мы и подавно. Нас встречали, поезд еще не сделал остановку, а Антоха уже всех разглядел - это тот-то, это тот, а это Женя Бересневич. Женя оказался довольно крупным, дышащим здоровьем, и с патлами, чего я тоже не ожидал. Когда, наконец, разомкнулись объятия, до моего слуха долетела новость года - PUNGENT STENCH не будет. Это было похоже на злую шутку с кошельком, который дергают за ниточку. Опять ехидный голос внутри пробулькал: "Хе, это начало конца…" Впервые эта фраза больно ударила в Березниках, где нас согнали со сцены, не дав даже начать выступление. Но нет, а ну встрепенуться, здесь никто нас не гонит, концерт будет и нужно с честью вкусить и это испытание.

Ариман: Как обухом по голове... А я же еще собирался посмотреть концерт австрийцев в Минске и Санкт-Петербурге. Долго горевать не имело смысла, но и не горевать не получалось. Если бы не веселая компания из новых и старых друзей, то сел бы я уже через час на поезд и поехал домой, тихо переживать стресс и сорвавшийся мини-отпуск за рюмкой чая. PUNGENT STENCH я не увижу, но жизнь продолжается. Со смешанными чувствами отдаюсь во власть предконцертного угара. И все-таки на душе погано.

Индеец: Слов нет, Женя нас встретил замечательно, вот уже микроавтобус везет нас по опрятным улицам, вот и Zio Pepe, который до этого я видел только на фотке, высланной Блидингами. Небольшая сцена, два шеста для стриптиза (знакомая обстановка) и пульт, точь-в точь как на рехбазе! Чувствуем себя как дома.

А! Гулять, менять деньги, пиво! Оболтусы неисправимы. Здесь лето точно не кончалось. Вероника, Женя и я отделяемся, оставляем братву на попечение прочих, движемся к жениной бабушке совершить необходимые звонки, Толку и Деформантам дома - чтобы срочно тормозили PUNGENT STENCH акцию. Хрен застаем Толямбу дома, объяснять домашним, что к чему не имеет смысла. Пока Вероника палькается в ванной, спокойно болтаем ни о чем. В первую очередь о неожиданном срыве и о море связанных с ним неурядиц. Столь непросто было замутить тур, и как сейчас тяжело всех обламывать. Беседа при этом носит такой непринужденный характер, что кажется, что все пройдет хорошо. К сожалению, мало где прошло все хорошо. Дома, в Перми, 17-го ноября было не гут, с финансовой точки зрения точно, трагические отголоски доносились до меня из Харькова, даже Мераб звякнул как-то из Москвы с единственной целью - посетовать. Знал бы прикуп, жил бы в Сочи. Затем втроем пьем чай и идем… обедать в ресторацию - "Космас" - белорусский язык смешил нас ничуть не меньше, чем белорусские деньги - забудем навсегда правила безударных гласных. А вот и новое знакомство - группа Rasta, с годзтауэровским эксом на басу, лучшее, что мы услышали в Беларуси, и лучшие из музыкантов, с кем мы общались. Что характерно, мы - это минуя меня.

Ариман: Обычное дело перед сейшном - это джентльменский набор из пива, пива и еще парочки пива. Не ограничивая себя ни в одном пункте данного меню, я усиленно общался, радовался теплому брестскому солнышку и огорчался малому количеству народа перед входом в клуб. Россияне были взбудоражены пребыванием в другой стране и я искренне радовался тому, что людям в гостях нравилось. Чертовски приятно, когда людям приятно.

Индеец: Чек. Звук ничо, нормальный, с двумя звукарями, чай прибыли. Вот им на орехи - силь ву пле, рулите все мероприятие. Коле это весьма на пользу, а Моде, несмотря на старческое кряхтение, в кайф. Они были двумя лоцманами, двумя штурманами, давая указания друг другу, время от времени сменяя друг друга на капитанском мостике. Фэнов, конечно немного, австрийцев нет, ажиотаж не тот. Имеющийся ажиотаж стушевывают выступающие группы, потому как… ни одной брутальной группы на сцене нет. Называется, металлический концерт. Пришла наша, "хэдлайнерская", очередь. На сцену взобрались Слава и Мотор, ууу, вздох разочарования, стриженые, неметально. Антоха, набухтерившийся к этому моменту, разыграл со сцены невнятную викторину по нашему поводу. Стало ясно, что начать нужно как можно жестче. "Members Find You Accused. Guilty!" Зарычав "Beast" глубже, чем следовало, я не прогадал, к середине песни первые фэнские хайры завертелись под сценой. К началу второй песни аудитория была "взята", а битва выиграна. Жирная точка в виде "Roots", под которую попрыгали даже Rasta. Когда находишься на сцене, довольно трудно оценивать себя адекватно, ведь ты входишь в раж и видишь мир через призму. Единственным мерилом здесь может быть возвращаемая из зала энергия, а она перла через край. Много было и автографов, с полчаса, не удавалось переодеться и глотнуть воды. Наконец, все.

Ариман: Концерт. А что концерт? Бымши чутка пьяным и в амплуа конферансье абсолютно неопытным я все-таки согласился поторчать на сцене и даже иногда объявлял группы, сменявшие друг друга на подмостках. К середине концерта пришла эйфория, замешанная на солоде и хмеле, которая-таки подпортила общую атмосферу. По свидетельству очевидцев Ариман не давал группе RASTA выйти на сцену. Я не нарочно, прошу прощения у команды, зрителей и организаторов. Стыдно.

Стыд испарился достаточно быстро и, не успев опомниться, я обнаружил себя уже далеко от GRENOUER'ов. Вокалист GATEWARD и его добрая дружина, взяв на хвост вашего покорного слугу, всю ночь провели в клубе "Везувий" за бильярдным столом либо барной стойкой (хотя разницы никакой, движения руками идентично-периодичные, приложился к кию, приложился к бокалу. Рок-н-ролл, блин!)

Индеец: Ночной Брест. Здесь все казалось уютным и вполне дружелюбным. Пока утрясались проблемы со впиской, Вероника, я и подруга Жени изображали перед квартиросдатчицей "диких туристов", компания GRENOUER-RASTA пировала прямо на улице. Затем гулять - к озеру (купаться голышом!). "Банкет" продолжился, но нас с Вероникой на него уже не хватило. Спать, спать, спать. Идея выспаться была обречена на провал, спустя час-другой пермячи ввалились шумною толпой в состоянии экзальтации. Кто срубился сразу, кто предварительно напялил хозяйские панталоны, а кто вооружился орудием века - маркером - и ну полосовать шеи, брюхи, конечности. Почерк Модеста легко узнаваем, даже если рука ходит ходуном.

Адски ранний подъем. Марш-бросок на вокзал. Нагруженные тяжелыми бэгами, нетрезвые, сонные, мы умудрились не опоздать - прибыть в аккурат чтобы успеть приобрести билеты, встретить Антоху, который провел бурную алкогольную ночь в бильярдной, оперативно попрощаться с Женей и упасть в кресла модной электрички. Вместо того, чтобы тут же захрапеть, ребятня устремилась в вагон-ресторан. Некоторое время спустя и я последовал за ними, оставив Веронику сладко спать. Антон окончательно превратился в своего парнягу, увесистые дружеские хлопки не раз приземлялись на его спину и плечи, что и говорить, везет нам на Антонов!

Ариман: После того, как я успел развезти на такси по домам известных и даже неизвестных мне людей, пришло осознание того, что надо бы для приличия и в Минск попасть. Едва успев к поезду, встретив Женю Бересневича и индейское племя, с удовольствием сажусь в паровозик и, потратив совсем немного времени на уговоры, веду братьев в вагон-буфет. Обнаружив в кармане парочку "лишних" мертвых американских президентов продолжаю гудеть. Колеса стучат, евробутылки звенят, все смеются. Всем хорошо.

Индеец: Потребление пива и влажных чебуреков вдруг было нарушено необычным голоском. Маленький человек, похожий на Робина Вильямса, одарил всех тирольским пением. "Ваше здоровье!". "Еще раз!", - гаркнул Модест. Человечек пропел еще раз. "Гена, - представился он и присоединился к столу, - вы, я вижу, тоже музыканты". Жизнь полна приятными неожиданностями, и неожиданностями, ни к чему не обязывающими. Обладая очень маленьким телом и широкой душой, Гена был рад поболтать с захмелевшими металлюгами "с Урала", заведомо зная, что и у них есть тайные мечты, большие и маленькие горести и радости. Ближе к концу путешествия силы окончательно покинули незадачливых гастролеров, н прежде, чем погрузиться в небытие, Модя со словами: "Обновим Антоху!" откупорил маркер и пририсовал уснувшему товарищу усы.

Ариман: Знакомство с необычным альт-тенором (пардон, не так хорошо разбираюсь в голосах, как хотелось бы) в том же самом буфете оказалось обоюдоприятным. Невысокого роста дяденька пел и травил байки, органично вписавшись в компанию добрых металистов. Бывают же случаи в поездах... Или нет, не так. Только в поезде может такое случиться.

Сваленный усталостью я провалился в сон всего на минут 20, но каково же было мое удивление, когда уже на минском вокзале меня разбудил Модя с диким выражением лица и словами: "Что у тебя с лицом?!!!" Сует в руки носовой плоток и кричит: "Плюй, плюй немедленно! Буду вытирать." Ничего не понимая провожу рукой по лицу. Пальцы принимают характерный синий цвет. Боги, что же это за борода. Улыбающиеся лица компаньонов подсказывают, что я пал жертвой невинной шутки. С боем прорываюсь в туалет, куда на стоянке обычно никого не пускают. Зеркало... Да-а-а, такую харю пустят куда угодно. Раскрашенный синим маркером под хохлому, нетрезвый и опухший от бессонной ночи схожу с поезда на платформу. Теперь город мой. Встречающие нас Ваня и Рома Мэйден после непродолжительного молчания начинают кататься со смеху. Я тихо матюгаюсь на весь вокзал и иду мыться. Благо, чувство юмора у меня есть, иначе бы окрапила родную землю кровь чужеземцев. Ладно, будет о чем внукам умолчать...

Индеец: По прибытии мушкетер, проклиная все на свете, ломанулся отмываться. А мы поспешили на перрон. "Роман". "Андрей". "Сергей," - раздалось сбоку. Ну конечно, старший двоюродный брат не мог остаться в стороне. Еще перед отъездом я закинул организаторам просьбу попытаться связаться с ним, и вот вам результат. Серега был с племяшей, которого я видел впервые в жизни, а он уже успел вымахать до того возраста, когда начинаешь помнить на всю жизнь. Этой встречей на перроне и ограничилось наше общение. Сергей предлагал подвезти на машине, приехать куда угодно. Доподлинно известно, что на гастроли тщетно что-либо планировать, кроме концерта. "Приходи в клуб". "А вдруг у вас аншлаг, билеты раскуплены". Как дорог мне этот колкий юмор! Ничего, я обязательно как-нибудь постараюсь целенаправленно выбраться в гости, и там уж мы наобщаемся от души, обещаю! А пока пора прощаться. "Если будет возможность, обязатльно позвоню", и, конечно же, я не позвонил.

После сытного позднего завтрака или раннего обеда мы направились… опять-таки к Антону, ну что бы мы делали без него! Побросали вещи, двинули осуществлять еще одно мероприятие - запись передачи для MassaBrutto Radio. Я нарочно избегал упоминать о Саше Литвинском, который также сыграл не последнюю роль в осуществлении нашей гастроли. Он заслуживает отдельного разговора. Знакомство с ним и его деятельностью началось еще с флаеров, анонсировавших брутальную прогу на Radio Rocks. Такие штуки я редко обхожу вниманием, посему выслал промку. Ответ не заставил себя долго ждать, что свидетельствовало о мобильности респондента. Ценю. Стал поддерживать дальнейший контакт. Переход на мыльную списку упростил дело. Со временем Саша сменил базу и открыл новое радиошоу, и вот тут-то у него получилось развернуться по-настоящему, как мне кажется. Редкое электронное издание обходится без публикации Брутто плэйлистов. И с высоко задранным носом отмечаю, что GRENOUER оказывались в списке не так уж и редко. И явно Сашино веское слово способствовало решению Романа попробовать воплотить приезд пермячей в столицу Белой Руси. Для эфира нужны были двое. Без долгих сомнений выбор пал на Индейца с Модей. Последний, будучи крупным специалистом по радиовещанию, во время записи толком и не давал ведущему (вернее, ведущих было двое) вставить свое слово. Я не вполне доволен этим эфиром, бессонные ночи даром не проходит. У слушателя, наверное, сложилось впечатление вычурной нервозности интервьюируемых. Не хватало тепла, искренности, хотя мы ничуть не кривили душой, шутили, шпарили анекдоты, пели песни. Будем надеяться, это был не последний наш визит на Massa Brutto и не последняя встреча с Сашей!

Остальная компаша, попивая пиво, поджидала нас на лавочке набережной Свислочи, с тем, чтобы тронуться на небольшую прогулку. "Свислочь - отличное название для реки. Нестояк!" - Модя как всегда точен и неисправим! Другое словцо - "апошняга" - тоже было подмечено им. Верный товарищ и переводчик Антоха доходчиво разъяснил русичам, мол это никакая не апошняга, а "до последнего часу". Но его уже, по ходу, распирало от смеха больше, чем нас.

Ариман: День был посвящен в основном подземным переездам. Белорусский язык до коликов в животе веселил не понимающих его россиян, поэтому даже в метро было над чем посмеяться. Особенно в метро. Галопом пробежав по центру Минска, посмотрев сотую долю того, чего хотелось бы, неожиданно быстро пришла пора собираться на концерт. А стоило ли туда ходить?

Индеец: В Минске днем была тоже очень толковая погода, и хотелось погулять подольше, но первым делом самолеты. - забрать шмотье у Антона, и в клуб.

Клуб называется "Парк" попросту потому, что расположен в парке. В Парке Челюскинцев, в центре города. Сосны, свежий воздух, разве что размером не Гайд-парк. Клуб вместительный, с претензией, но, к сожалению, только лишь с претензией. Не хватает изюминки. Хорош для ширпотреб-дискотеки и плох для чего-либо остального. Сцена, расположена не по центру, а в углу. И то, что качественного не будет, стало ясно при первом же беглом осмотре. Роману ничего не оставалось другого, как в рамках экономного режима снизить класс аппарата. Чек прошел сносно, не более того, но и не менее того, и можно стало слегка расслабиться. Как раз раздался звонок из Ярославля. Перед выездом из Перми я пробовал утрясти вариант с выступлением в Ярике, ибо мы все равно катили мимо, а лишний концерт со стенчами группе бы не помешал. Ярославская сторона ответила отказом, и инцидент был исчерпан. Но неприезд австрияков все менял, и теперь наше появление в "Партизане" виделось даже рекоментадельным. К сожалению, участники коллектива не пожелали прислушаться к моим доводам и ответили решительным отказом, дома их ждали срочные псевдодела.

Иерихоновская труба желудка. Ее услышал не кто-нибудь, а Антоха. Эй, парень, мы у тебя в долгу, только попробуй приехать в гости, будешь перекормлен и перепоен! Толпень из семерых была прилично накормлена в приличной забегаловке, оставалось брести к клубу и толково и профессионально бомбить программу.

У входа в "Парк" нас заарканили люди с телекамерой, COD'овская троица (Инд/Мтр/Кекс) с удовольствием ответила на ряд вопросов, читай, рот у вашего покорного слуги не закрывался. "Передавайте привет Жене Прайсу", попрощался неюный корреспондент.

Случаи несочетания желаемого и действительного действуют удручающе не только потому, что начинаешь злостно клянуть свою судьбинушку, покусывая локти. Волей-неволей склоняешься к черному фатализму, выбираешь автомобиль, под который не помешает броситься, и копаешь, закапываешь в самом себе самого себя. В моем случае рефлексия продолжается мучительно долго, я склонен признавать свое поражение, но не склонен с ним мириться. Ехиднам (вроде тех, что шепчут про начало конца), дай только повод, уксус превратится в серную кислоту.

Ощущение провала пришло тут же, при входе. Народу в зале было не так уж и мало, но ведь не из этого складывается атмосфера. Неприезд австрийцев воспринимался всеми как издевка. Привезенная Романом группа из России оказалась суррогатом PUNGENT STENCH, и этого отношения никто не собирался скрывать. Выйдя на сцене я ощутил сфокусированные на себе скепсис, иронию и укор, которые бы следовало побороть ярким началом и уверенным продолжением. "Members Find You Accused…" и…

Шквал грохота, лязга, перегруза, сущего дерьма вылетел из порталов. Вторая попытка, то же самое. Хваленых звукарей будто подменили. Выволочка, которую я им устроил погодя, была отчасти необоснованной. Большая часть вины за невозможность обеспечения нам достойного начала все ж лежит на рабочих сцены - хозяев аппарата. При чеке не была учтена работа осветительных устройств, тогда они попросту не были включены. На концерте они, естественно, сверкали в полную мощь, и эту самую мощь превосходного улавливал Славин активный бас - единственный активный среди групп-исполнителей. Не следует забывать и о гитаристе предыдущей группы, уронившего микрофон с комбика (случайно, конечно, случайно). Просчетов Моди энд Коли тоже никто умалять не собирается. Расслабляться нельзя! С третьего раза, по сути настроившись с нуля, мы смогли отправиться в утомительный путь отыгрывания этого гига. И, несмотря на все свои старания, не смогли отыграться. Аудитория была не склонна принимать отыгрывание. Бесполезно прыгать выше головы. Додавив Сепультуру, я скорчил гримасу на вопрос Саши Литвинского: "А что, биса не будет?". Вероника моя только развела руками. Ей, кстати, пришлось столкнуться с целым рядом придурей при фотосъемке. Видите ли, в клубе нельзя снимать.

Ариман: Невыразительный получился сейшн... PUNGENT STENCH не было, поэтому не было и благодарного зрителя. Воинственно настроенный народец плевался, реагируя на любого вида раздражители. Плевался и увидев на сцене GRENOUER. Честно, выступление в Бресте было лучше, хотя и Минск нельзя назвать полным провалом. Жаль, что народ бездвижно стоял. Жаль, что звук был невнятный. Жаль, что могло быть лучше, а получилось никак. Не хочу больше говорить, и не могу.

Индеец: "Ню металлические говнюки, играют ужасно" - единственный отзыв на форуме электронного "М"'а - свидетельствует о многом. Все три ложных тезиса наглядно демонстрируют, какое впечатление мы могли произвести при таком сценарии. Очень символично, что нам едва дали переодеться, охранники клуба спешили выпроводить всех посетителей.

Ариман: Окончен бал. Последние тяжелые ноты, еще висевшие в воздухе, неожиданно смелись ревом охраны. Подошли к концу гастроли GRENOUER по Беларуси, после которых осталось много недовольных, о которых не хочется вспоминать, и все-таки несколько по-настоящему довольных людей. Спасибо всем, кто постарался сделать праздник и сделал его в отдельно взятых сердцах. Огромный привет братьям из GRENOUER, Веронике, Моде и Коле. Надеюсь, что у нас все еще впереди, а то что позади, то была легкая разминка.

Индеец: Вот мы катим на метро, "осторожно, двэри зачиняются", выйдем на вокзале, час с небольшим проведем в зале ожидания. Роман купит билеты и рассчитается с нами. Билеты окажутся купейными, что глубочайше нас порадует, удастся уснуть в человеческих условиях. "Варшава - Москва" доставит тела на Белорусский вокзал в осень, с мокрыми ботинками, слякотью, ранним подъемом, постоянному GODFLESH или Yan Tiersen в проигрывателе.

Да, еще предстоит домашний концерт "панжент стенч" в ДК Пушкина, причем COD'ом, с той же Сепультурой под завязку. Но ни участникам, ни прочим будет невдомек, отчего Индеец собирается ждать зимы и ветров. Зимой все начинает приобретать смысл, потому что ждешь лета. И лето обязательно приходит.

Остается поблагодарить лиц, причастных к этой гастроли, ибо не каждый Grenouer'овский выезд заканчивается таким набором впечатлений (с таким набором печатных знаков). Повториться не страшно: гран при достается Ариману - "Спасибо моей маме, бабушке, Иисусу Христу, Будде и Люциферу!". Вне конкурса проходят Женя Бересневич & Moral Insanity Prods и Роман "Мэйден" & Deathbell Prods, бурные овации. И теперь не в алфавитном порядке: Александр Литвинский & Massa Brutto, Сергей Стаецкий & Moral Insanity, Вадим Хомич & The Flaming Arts, Родька, Жора, Женя, словом, вся RASTA, остальные группы, давайте и их перечислим - KNUCKLEDUSTER (Брест), SHITFUN (Минск), MORBID VICTORY (Минск)..., Михаил Васильков & Massa Brutto, Ваня, сопровождавший нас гидом весь день в Минске, "М" газета, "М" журнал, московский Антоха, пермяки SOCIAL DEFORMITY, суетно разруливавшие дома ситуацию с неприездом PUNGENT STENCH, уфимцы MISCREANT, 17 сентября с честью принявшие на себя в Перми роль хэдлайнеров, попутчик-эльф Гена (слушайте на здоровье пластиночку!), мой брат Сергей Мерзляков, безусловно - фэны, вы должны быть в начале списка! И Вероника, Солнце, кроме того, что ты - Солнце, именно ты попросила меня засесть за написание. Мартину же пожелаем не впадать более в несвоевременную депрессию или, по крайней мере, не шифровать ее до последнего.

Ариман: Дочитав эти строки, если, конечно, хватило терпения дочитать, 100%-ный металлер со всем юношеским максимализмом поспешит заявить: "Ну что я говорил! Дерьмо! Во-первых, какое-то неметальное, во-вторых, чересчур плаксивое и в-третьих, совершенно бесхребетное, уж больно много оправдываются. А Ариман попросту сдружился с этими мудилами по пьяни". И в последнем вы будете совершенно правы, молодой человек.

Я по-настоящему сдружился с этими людьми, точно также как я сдружился и с более именитыми прокатчиками метала. А дальше идут сплошные контраргументы. Я был и выпимши, похмела, но ни разу в общении с GRENOUER ны был пьян. Что касается самих пермяков, факты свидетельствуют, что выпивали они (бухали, если на то пошло) в ночь после брестского мероприятия. А в моем присутствии и со мной речь может идти только о незначительном количестве пива. Бесхребетность и плаксивость отметем сразу. Ведь на деле это очень здорово, если среди героев андерграунда попадаются люди с тонкой душевной конституцией. К тому же, как я понимаю - эти терзания, связанные с предстоящей поездкой - своего рода символ, образ, а не какая-то блажь - "хочу съездить в Беларусь, и все тут", а терзания, связанные с прошедшей поездкой - типичный анализ качества проделанной работы.

Насчет неметальности. Спортивный стиль, streetwair, настолько распространен в экстремальной металлической среде, что даже как-то неприлично упомянать группы, приверженные ему, но так и быть, давайте упомянем - NAPALM DEATH, SIX FEET UNDER, DYING FETUS, ENTOMBED, PYREXIA, полюбуйтесь на свеженькие фотографии CANNIBAL CORPSE, наконец! И черт с ним, как группа выглядит, главное как она звучит. А звучит GRENOUER, если им предоставлен достойный технический райдер, на отменном уровне. По-другому и не может быть, у группы за плечами 10-летний стаж и четыре альбома, именно альбома, не демо-записи, наглядно демонстрирующие прекрасную технику игры и редкий для отчественного андеграунда подход к качеству записи. И все это подкрепляется активной концертной деятельностью, чтобы вы не подумали, что ребята (хорошее слово, учитывая, что Модесту, к примеру - 39 лет) приехали к нам и обрадовались, как маленькие дети; за последние полгода группа объехала с концертами порядка десяти российских городов, не самых маленьких, притом (Москва, Нижний Новгород, Ярославль, Уфа, Екатеринбург, С-Петербург, Тюмень, Киров...), кое-где выступая по два раза кряду. Реплика Александра Литвинского со сцены - "самый гастролирующий состав СНГ" была небезосновательной.

По сути дела, столкнувшись с минским аппаратным обеспечением, такой группе вообще не следовало выступать, да так дела не делаются. И правильно, что не делаются. На то он и андерграунд, чтобы сталкиваться с кучами неурядиц (и с черной неблагодарностью). В случае с GRENOUER мы действительно имеем дело со звездой российского death metal (которым совершенно не в чем оправдываться), и то, что "М"-журнал в силу разных обстоятельств обходил стороной их творчество, еще ни о чем не говорит. Много вы знаете российских death металлических коллективов, столь долго просуществовавших, не пропадавших в небытие на долгие годы и постоянно продолжавших развиваться? Едва ли хватит пальцев одной руки! (Или вы вообще кроме Россомахи о России ничего не ведаете?) Пермякам - место на этой руке. И обратите внимание на их место жительства - последний город в Европе, дальше уже Сибирь... Казалось бы, никаких предпосылок к активной метал деятельности. Так ведь если задаться целью, то можно свернуть горы, и, кажется, эти люди задались целью. Уж тем более неуместно говорить о ню-металле. Что вы нашли в них от LIMP BIZKIT, уважаемый юный металлист? Уж не серьги ли в ушах? Или кавер "Roots" тут виноват? Что-то я не услышал от Grenouer рэпа, но гроулинг и скримы услышал. Еще непрекращаемые двухбочечные бласты, булькающий пальцевый бас и предельно жесткую гитару.

Не думаю, что ребятам (мне-то их можно так называть) действительно хочется вернуться в Минск. Но давайте сделаем так, чтобы им захотелось. И давайте, наконец, назовем имена героев. Андрей Ind Мерзляков - lead growls, Александр Motor Соколов - guitar, Слава Колчин - bass, Константин Наймушин - drums. Crew: Модест Мизанов - пульт, Николай Ожигонов - пульт, мониторы, сведение.

IND & Ariman      

Rating All.BY
Ресурсы Интернет
The Best Sites
Официальный сайт гомельской Speed Power metal группы Stronghold
Беларуский магазин хардкора, альтернативы, nu-metalа
Gods Tower
http://extreme-by.musica.mustdie.ru